Некоторые проблемы оценки масштабов коррупции в России

Богомолов Н.С.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры общественных наук Омского филиала Финансового университета при Правительстве РФ.

Аннотация: в статье рассматриваются существующие способы оценки масштабов коррупции в России, выявляются их достоинства и недостатки. Особое внимание уделено анализу достоверности популярного в средствах массовой информации и в научной среде Индекса восприятия коррупции «Transparency International».

Ключевые слова: коррупция, оценка, статистика, индекс восприятия коррупции, системный анализ.

 

Проблема коррупции в России в последние годы привлекает все больше внимания государства и общества. Политические деятели самого высокого ранга официально заявляют о серьезной угрозе государству со стороны коррупции и необходимости борьбы с ней. Тема коррупции становится модной и среди политической оппозиции, некоторые представители которой зарабатывают политическую популярность исключительно путем антикоррупционных общественных инициатив. Высок интерес к исследованиям коррупции в ряде общественных наук: социологии, в экономической и юридической науках.

Причина такого повышенного интереса состоит в том, что уровень коррупции в России в последние годы оценивается как крайне высокий. Коррупции даются оценки как явления, охватывающего практически все сферы государственного управления, как системного явления, угрожающего экономическому развитию страны. Однако, возникает вопрос: насколько возможно объективно определить уровень коррупции в той или иной стране? Представляется, что сделать это крайне трудно, по следующим причинам.

Во-первых, отсутствует единый подход к пониманию коррупции как негативного социально-правового явления.

В современной научной литературе представлены два основных подхода к пониманию коррупции. В узком смысле коррупция рассматривается как совокупность составов правонарушений, отличающихся использованием должностным лицом своего публичного статуса в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах. Такое понимание коррупции присутствует в Федеральном законе от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее — Закон). Согласно статье 1 данного Закона, коррупция это:

— злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

— совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица.

В широком смысле коррупция рассматривается как негативное социальное явление, поразившее публичный аппарат управления, и заключающееся в корыстном использовании публичных ресурсов в личных или групповых целях. В последние десятилетия в международно-правовых документах возобладал еще более широкий подход, который можно рассматривать как универсальный, поскольку он включает не только публичную, но и частную сферу

В связи с этим, оценки уровня коррупции могут разниться в зависимости от понимания коррупции в узком или в широком смысле. Так, например, ООН в 1990-1994 годах проводила сравнительные исследования коррупции на основе сопоставления статистических данных из государственных источников. Одной из трудностей в этой работе было то, что в законодательстве различных стран были установлены различные определения коррупции, что вело к неоднозначному пониманию самого явления. Поэтому более коррумпированными оказались те страны, где коррупция определялась шире[2].

Вторая проблема состоит в том, что коррупция является очень разносторонним явлением и рассматривать ее можно с разных ракурсов. Отсюда возникает вопрос, какие именно показатели брать за основу при оценке уровня коррупции в той или иной стране. Так, в качестве показателей могут быть использованы: количество коррумпированных чиновников, количество сфер государственной и общественной жизни, подверженных коррупции, ущерб, причиненный государству и обществу в результате коррупционных действий, средняя сумма взятки, количество взяткодателей и т.п.

Третья проблема состоит в использовании инструментов и методик оценки уровня коррупции. В первую очередь инструментом оценки уровня коррупции в государстве может быть официальная государственная статистика.

Существует официальная государственная статистика коррупционных преступлений, статистика коррупционных административных правонарушений, увольнений и привлечений к дисциплинарной ответственности  за нарушения антикоррупционного законодательства.

Согласно официальной статистике МВД и Генеральной прокуратуры РФ, в 2013 г. зарегистрировано 42 тыс.  (в  2012 — 49 тыс., в 2011 г. – 40 тыс.) преступлений коррупционной направленности[3]. Ущерб от коррупционных преступлений в 2013 году составил 32 млрд. руб. (в 2012 — 20 млрд. руб.)[4]. К уголовной ответственности привлечено 16  тыс. (В 2012 — 13 тыс, в 2011 — 11 тыс.) чел., совершивших преступления. При этом, согласно отчетам МВД и Генеральной прокуратуры РФ, в основном за коррупционные преступления привлекаются к ответственности должностные лица мелкого и среднего звена[5].

Однако эти цифры не могут дать полного представления об уровне коррупции в стране, поскольку коррупция — это явление в большой степени латентное. Оценить именно эту часть коррупции очень сложно. Помимо этого, недостаток официальной статистики в том, что исходя из ее анализа, можно сделать противоположные выводы об уровне и динамике коррупции. Так, если количество коррупционных преступлений по сравнению с прошлым годом в стране выросло, то с одной стороны можно сказать, что уровень коррупции вырос, а с другой — что вырос не уровень коррупции, а возросла эффективность работы правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией.

Исходя из этого исследователи уровня коррупции зачастую пользуются социологическими методами, то есть проводят различные опросы, анкетирование, интервьюирование каких-либо социальных групп (бизнесменов, граждан, некоммерческие организации и т.п.). Точность этих методов тоже весьма условна, поскольку они отражают в основном субъективные оценки опрашиваемых.

Из всех оценок уровня коррупции, получаемых с помощью социологических методов, наиболее известен среди широкой общественности Индекс восприятия коррупции, который составляет международная неправительственная организация «Transparency International». Популярность данного Индекса обусловлена его постоянным упоминанием в средствах массовой информации, авторитетностью и независимостью неправительственной организации, занимающейся долгое время проблемами коррупции по всему миру, а также простотой использования результатов оценки (баллы и место страны в рейтинге). Суть метода, которой положен в основу расчета Индекса восприятия коррупции, состоит в том, что специалистами «Transparency International» проводятся опросы различных финансовых и правозащитных экспертов, которые выставляют государствам определенные оценки. Индекс, таким образом, отражает не реальный уровень коррупции в стране, а уровень ее восприятия опрашиваемыми экспертами.

Согласно индексу восприятия коррупции, в 2013 году Россия заняла 127 место из 180 государств, набрав 28 баллов.  Столько же баллов набрали Азербайджан, Коморские острова, Гамбия, Ливан, Мадагаскар, Мали, Никарагуа и Пакистан. Первое место в указанном рейтинге с 91 баллом занимает Дания, затем следует Новая Зеландия, Финляндия, Швеция и Норвегия. Последние места с 8 баллами занимают Афганистан, Северная Корея и Сомали. В 2012 году Россия занимала 133 место с теми же баллами, то есть можно сказать, какого-либо прогресса за это время не произошло. Если проследить индекс восприятия коррупции за последние 10 лет, то практически все это время Россия находится в нижней части рейтинга. Так, в 2003 году Россия занимала 86 место из 133 стран, в 2004 году —90 место из 146 стран, в 2005 году —126 место из 159 стран, в 2006 году —121 место из 163 стран, в 2007 году —143 место из 179 стран, в 2008 году —147 место из 180 стран, в 2009 году —146 место из 180 стран, в 2010 году —154 место из 178 стран, в 2011 году —143 место из 183 стран, в 2012 году —133 место из 174 стран.

Однако, несмотря на авторитетность и популярность Индекса восприятия коррупции, его объективность вызывает существенные сомнения и подвергается серьезной критике.

Во-первых, критиками указывается на то, что Индекс восприятия коррупции является самоисполняющимся пророчеством. То есть ежегодно публикуемый Индекс сам по себе существенно влияет на уровень восприятия коррупции в обществе, а соответственно, и на восприятие опрашиваемых экспертов.

Во-вторых, Индекс основан не на анализе объективных показателей, а на субъективных оценках экспертов.

В-третьих, Россия на протяжении практически всего времени существования Индекса практически неизменно находится в его низшей части. На это не влияют никакие действия, предпринимаемые Россией — присоединение практически ко всем международным конвенциям в сфере борьбы с коррупцией, принятие специального законодательства в области противодействия коррупции (которого ранее никогда в России не было), ужесточение контроля за доходами и расходами чиновников, ужесточение уголовной ответственности за коррупционные преступления, отставки и уголовные дела в отношении значительных чиновников, замешанных в коррупционных скандалах (мэр Москвы Юрий Лужков, президент Башкирии Муртаза Рахимов, министр обороны Анатолий Сердюков, мэр Ярославля Евгений Урлашов, мэр Астрахани Михаил Столяров, мэр Сыктывкара Николай Курсаков и др.).

Критиками Индекса восприятия коррупции указывается также на то, что «Transparency International» получает финансирование в том числе от ряда правительств (США, Великобритании), от органов управления Евросоюза и государств Евросоюза (практически от всех стран, находящихся в верхней части Индекса), от различных негосударственных фондов —  Национального фонда поддержки демократии, созданного Конгрессом США, фонда Открытое общество Джорджа Сороса[6] и т.п., а это дает основания для сомнений в беспристрастности и объективности при составлении Индекса восприятия коррупции.

Примечательно, что в начале 2010 года группа Макфолла-Суркова, занятая вопросами преодоления стереотипов в отношении Российской Федерации и США, приглашала на свое заседание руководство «Transparency International», которое призналось в несовершенстве методологических подходов к производимым оценкам в отношении России. В частности, отмечалось, что рейтинги составлялись без учета мнения российских экспертов, поэтому результат во многом зависел от общего отношения зарубежных аналитиков к России[7].

Российские социологические фонды также проводят опросы для определения уровня коррупции в стране. Так, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 2013 году проводил соответствующий опрос, по результатам которого 80% респондентов ответили, что считают высоким уровень коррупции в России. Однако, согласно этому же опросу, 80% респондентов сами в течение года взяток не давали[8]. Схожие результаты получены в 2013 году и Фондом общественного мнения (ФОМ) — так же 80 % респондентов считают уровень коррупции в России высоким[9].

Однако, в данном случае речь, как и в исследованиях  «Transparency International» опять идет не об измерении уровня коррупции, а об измерении уровня восприятия коррупции. Результаты данных опросов еще более сомнительны, поскольку в них опрашиваются не эксперты, а обычные граждане, которые делают выводы исходя не из своего конкретного опыта, что подтверждает опрос ВЦИОМа, а исходя из тиражируемой СМИ информации (которая в основном использует тот же Индекс восприятия коррупции «Transparency International»).

Конечно, помимо восприятия коррупции гражданами, возможно также и проведение социологических опросов, основанных на личном опыте в коррупционных сделках. Однако, поскольку, например, дача взятки и получение взятки являются преступлением, то искренность респондентов в ответе на такие вопросы будет сомнительной.

Таким образом, можно сделать вывод, что ни один из существующих на сегодня способов оценки уровня коррупции не является идеальным, поэтому для получения какого-то более-менее объективного результата следует использовать системный анализ, состоящий из: анализа деятельности органов власти, в том числе анализа принимаемых антикоррупционных мер, анализа принимаемых законов в сфере борьбы с коррупцией, анализа официальной статистики, изучения уголовных дел коррупционной направленности, анализа публикаций в средствах массовой информации, анализа социологических исследований, анализа исследований международных неправительственных организаций.

Библиографический список:

Нормативные правовые акты:

 

  1. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-З «О противодействии коррупции» // «Российская газета», № 266, 30.12.2008.

 

 

Научная литература:

  1. Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А.Сатарова — М.: Фонд ИНДЕМ, РА «СПАС», 2004.

  2. Астанин В.В. Научно-экспертное сопровождение противодействия коррупции в системе мониторинга правоприменения // Российская юстиция. 2011. № 3. С. 48 — 51.

  3. Нарышкин С.Е., Хабриева Т.Я. Механизм оценки антикоррупционных стандартов ГРЕКО (сравнительно-правовое исследование) // Журнал российского права. 2011. № 9. С. 5 — 12.

  4. Хабриева Т.Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции // Журнал российского права. 2012. № 7. С. 7 — 14.

 

Электронные ресурсы:

 

  1. Официальный интернет-сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). «Коррупция в России. Мониторинг [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114572

  2. Официальный интернет-сайт Фонда общественного мнения (ФОМ). Уровень коррупции в России [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/10931

  3. Официальный интернет-сайт организации «Transparency International». Сведения о финансировании. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.transparency.org/whoweare/accountability/who_supports_us/1/

  4. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2013 года. Официальный интернет-сайт МВД РФ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://mvd.ru/upload/site1/document_file/H8NGnfdiEy.pdf

  5. Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений, следствия и прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией в 2012 году. Официальный Интернет-сайт Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://genproc.gov.ru/anticor/doks/document-81540/#sel=20:1,21:27

  6. Ущерб от коррупции в России в 2013 году превысил 26 млрд. Статья. Интернет-сайт KM.RU [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.km.ru/v-rossii/2014/04/28/genprokuratura-rf/738639-ushcherb-ot-korruptsii-v-rossii-prevysil-26-milliardov-

[1] Хабриева Т.Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции // Журнал российского права. 2012. № 7. С. 7 — 14.

[2] Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А.Сатарова — М.: Фонд ИНДЕМ, РА «СПАС», 2004. С.30

[3] Состояние преступности в России за январь-декабрь 2013 года. Официальный интернет-сайт МВД РФ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://mvd.ru/upload/site1/document_file/H8NGnfdiEy.pdf

[4] Ущерб от коррупции в России в 2013 году превысил 26 млрд. Статья. Интернет-сайт KM.RU [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.km.ru/v-rossii/2014/04/28/genprokuratura-rf/738639-ushcherb-ot-korruptsii-v-rossii-prevysil-26-milliardov-

[5] Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений, следствия и прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией в 2012 году. Официальный Интернет-сайт Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://genproc.gov.ru/anticor/doks/document-81540/#sel=20:1,21:27

[6] Официальный интернет-сайт организации «Transparency International». Сведения о финансировании. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.transparency.org/whoweare/accountability/who_supports_us/1/

[7] Астанин В.В. Научно-экспертное сопровождение противодействия коррупции в системе мониторинга правоприменения // Российская юстиция. 2011. № 3. С. 48 — 51.

[8] Официальный интернет-сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). «Коррупция в России. Мониторинг [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114572

[9] Официальный интернет-сайт Фонда общественного мнения (ФОМ). Уровень коррупции в России [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/10931

2016-12-15T19:36:48+06:00

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

*